Персидская конница

Персидская конница

Кир Великий, которому персы обязаны многими улучшениями в военном деле, первый ввел, по словам Ксенофонта, в персидское войско конницу. Его мысль при этом была иметь постоянно под рукой род оружия, способный преследовать разбитого и отступающего врага. Таким образом, первое применение конницы было не для удара на неприятеля, а для назойливого на него наседания с целью отрезать ему путь отступления, когда пехота его разбила. Кир надел на людей и лошадей нагрудники и вооружил людей копьями, которые употреблялись и для бросания в противника, и для нанесения ему уколов. Конница его не имела ни луков, ни дротиков и не употреблялась для завязки боя в рассыпном строю метательным оружием; таким образом, им, собственно говоря, был сформирован тяжеловооруженный корпус конных копьеносцев, обученный действию холодным оружием и разделенный на эскадроны, строившиеся в 4 шеренги и имевшие 100 человек по фронту.

Однако в сражении при Сардах Кир побоялся пустить свою конницу против индийской конницы Креза, которая славилась умением ездить верхом и владеть копьем. Он поставил в первую линию всех имевшихся у него для перевозки вещей и провианта верблюдов с посаженными на них воинами, вооруженными, как всадники; приказал пехоте идти вплотную за ними, а конницу убрал в третью линию, что показывает еще его недоверие к этому только что сформированному роду оружия. Хитрость его удалась вполне: лошади лидийцев, испуганные появлением и запахом верблюдов, бросились назад в полном беспорядке; хотя всадники спешились и храбро атаковали пехоту Кира, они после упорного боя были опрокинуты.

Ксенофонт, напротив того, приписывает большую часть успеха в этом деле персидской коннице, но вышеприведенное описание, сделанное по Геродоту, заслуживает, как кажется, большей веры.

После Кира конница заняла в персидском войске первое место. Она была очень тяжело снаряжена, люди и лошади покрыты медью и железом, так что борьба для нее с легкой конницей была не под силу. Впрочем, подобно ассирийцам, у персов вошло в обыкновение спутывать лошадей на ночь, что ввиду опасности нечаянных нападений вызвало обнесение их бивуака окопами.

Ксеркс при вторжении его в 480 г. до н. э. в Грецию имел в составе своего войска 80 000 человек конницы, не считая ехавших на верблюдах и колесницах. Она состояла из контингентов различных народов. Было 8000 саргатиан, кочевого народа персидского происхождения, вооруженных только арканами и кинжалами; они издали захватывали противника арканом, притягивали его к себе и доканчивали кинжалом. Мидийцы и циссиане носили грудные латы с чешуйчатыми железными рукавами, щиты из ивы, короткие копья, длинные луки со стрелами и кинжалы на правом боку. Каспийская конница была одета в плащи из козьего меха и вооружена саблями и сделанными из камыша луками. Ливийцы — все на колесницах — носили кожаную одежду и имели закаленные в огне дротики. Арабы же, одетые в плащи, стянутые поясом, и вооруженные длинными луками, которые носились на правом плече, ездили на верблюдах и потому держались в третьей линии, вдали от прочей конницы, лошади которой боялись этих животных.

Самый образ действий конницы был совершенно иной, чем прежде. В сражении при горе Киферон, бывшем за несколько времени до Платейской битвы, она атаковала сомкнутыми эскадронами, имея во главе своего предводителя Масистия в золотых латах; когда он был убит, то вокруг его трупа завязался горячий бой, так как всадники его свиты с громкими криками бросились врукопашную, желая вырвать труп Масистия из рук врага.
2007 – 2018
© Веб-студия «Симфософт»

Web Office
© 2011 Роман Тарасов
Мастер оловянных солдатиков - Александр Курунов
Спонсор проекта - Группа компаний "НАПРАВЛЕНИЕ"