КОРНИЛОВСКИЙ КОННЫЙ ПОЛК КУБАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА, 1918–1920 гг.

28 февраля (12 марта) 1918 г. войска Кубанского края (или Кубанский правительственный отряд) под давлением превосходящих сил большевиков оставили столицу Кубанского казачьего войска г. Екатеринодар и выступили на соединение с Добровольческой армией генерала Л.Г. Корнилова, двигавшейся на Кубань. В ауле Шенджий с 1(14) по 3(16) марта все конные кубанские казачьи части были сведены в Кубанский казачий полк (800 чел.).
17(30) марта в станице Ново-Дмитриевской Войсковое правительство и командование Добрармии заключили соглашение, согласно которому реорганизованные кубанские части вошли в состав армии, причем конница на 23 марта (5 апреля) составила Кубанский конный дивизион (конные отряды полковников Генерального Штаба Кузнецова и Демянника и частично — конница из отряда полковника С.Г. Улагая), которым командовал полковник Г.Я. Косинов. К 27 марта (9 апреля) дивизион был развернут в 1-й Кубанский конный полк, вошедший в Отдельную конную бригаду Генштаба генерала от кавалерии И.Г. Эрдели. Полк имел № 1 — т. е. первый по сформированию в Добрармии, но состоял из казаков различных отделов Кубанского казачьего войска, и командовал им некоторое время подполковник А. Корнилов (затем вновь полковник Косинов).
1-й Кубанский конный полк участвовал в 1-м Кубанском («Ледяном») походе. После его окончания армия была вновь реорганизована. Приказом по Добрармии за № 313 от 6(19) июня 1918 г. Отдельная конная бригада, которой в то время уже командовал генерал от кавалерии A.M. Драгомиров, была развернута в 1-ю Конную дивизию; 1-й Кубанский казачий полк вошел в состав ее 1-й бригады. В полку в то время насчитывалось 510 шашек и 20 нестроевых при 4 пулеметах.
Группа чинов различных «цветных» частей 1-го армейского корпуса в Галлиполи, 1921 г. На фотографии хорошо видны представители всех «цветных» частей, в основном одетые в летние белые гимнастерки. Фуражки и погоны — цветные, на последних — вензеля своих рот, дивизионов и полков.
Генерального штаба генерал-майор В.Г. Науменко, командир Корниловского Кубанского конного полка с 27.VI(10.VII) по 2(25).VIII.1918 г.
9(22) июня Добрармия выступила во 2-й Кубанский поход и заняла 3(16) августа Екатеринодар. Первыми в город ворвались головные сотни 1-го Кубанского казачьего полка под командованием Генштаба полковника В.Г Науменко, назначенного командиром полка 27 июня (10 июля). Так как после захвата Ставрополя партизанами полковника А.Г. Шкуро там стал формироваться прежний — территориальный по своему Лабинскому отделу — 1-й Кубанский полк под командованием войскового старшины М.А. Фостикова, в Добрармии стало два одинаковых по номеру и названию полка.
Вследствие этого полковник Науменко 4(17) августа подал рапорт командующему Добрармией генерал-лейтенанту А.И. Деникину: «В воздаяние заслуг перед Родиной, за все труды, лишения и отменную боевую работу вверенный мне 1-й Кубанский полк прошу переименовать в Корниловский, в честь национального русского героя генерала Лавра Георгиевича Корнилова». Генерал Деникин утвердил это переименование.
12(25) августа командиром полка был назначен войсковой старшина Ермоленко, а 7(20) сентября — полковник Федоренко. Корниловский конный полк участвовал во всех боях 1-й Конной дивизии в Закубанье осенью 1918 г. — в районе станицы Петропавловской, в Майкопском отделе.
Приказом Кубанскому казачьему войску за № 97 от 14(27) сентября 1918 г. Войсковой атаман полковник А.П. Филимонов предписал «вновь сформированному Корниловскому конному полку выдать из числа хранящихся в Войсковом штабе полковое знамя, пожалованное Императором Александром I в 1803 году Черноморскому войску. Уверен, что молодой полк, начав свое славное существование в дни жизни русского богатыря генерала от инфантерии Лавра Георгиевича Корнилова, окажется достойным носителем его имени и тем поддержит седую славу черноморцев».
Полк, командиром которого вместо раненого войскового старшины Ермоленко был назначен 17(30) сентября войсковой старшина Н.Г. Бабиев, был укомплектован тогда кубанскими казаками разных отделов войска. 31 октября (13 ноября) начальником 1-й Конной дивизии стал генерал-майор барон П.Н. Врангель (фактически он командовал ею уже с конца августа), и под его командованием дивизия участвовала в боях на р. Лабе, в районе Армавира. В октябре полки дивизии дрались под станицей Успенской, Армавиром, станицей Сенгилеевской и т. д.
Корниловцы отличились в боях за Ставрополь 1(14) ноября, ворвавшись в город и захватив стоявший на вокзале красный бронепоезд. Затем полк в составе дивизии (вошедшей в 1-й конный корпус) в ноябре участвовал в боях северо-восточнее Ставрополя, а позднее — под станицей Петровской и на р. Маныч, под Казгулаком, Овощами и Дивным. 1-я Конная дивизия вместе с другими войсками Кавказской Добровольческой армии 8(21) января 1919 г. взяла Георгиевск, а 15(28) января — Моздок, позднее — Грозный и станицу Михайловскую. Затем она была подчинена командующему войсками Терско-Дагестанского края генерал-лейтенанту В.П. Ляхову и участвовала в очищении от большевиков равнинной Чечни.
Н.Г. Бабиев, произведенный 26 января (8 февраля) 1919 г. в генерал-майоры и назначенный начальником 3-й Кубанской казачьей дивизии, в своем прощальном приказе Корниловскому полку отмечал: «…Начиная с лихой атаки на берегах Урупа, положившей начало разгрома армии предателей, Вы, корниловцы, тешили Родину своими лихими, могучими, всесокрушающими ударами, которыми мировая конница может гордиться. Урупская, Коноково, Сенгилеевская, Дубовка, Тугулак, Спицевка и много других мест видели и будут помнить сверкающие шашки и стройные ряды атакующих корниловцев…»
В феврале 1919 г. командующим полком был назначен есаул Ф.И. Елисеев.
К апрелю 1919 г. боевой состав Корниловского конного полка насчитывал «чуть больше 200 шашек», но на довольствии состояло около 400 казаков. В состав полка входили: пулеметная команда — около 50 казаков, санитарная команда — 20 казаков, сотенных артельщиков и каптенармусов — по 6 чел., 6 сотенных тачанок с кучером, писарем и его помощником — 18 чел., полковой хор трубачей — 15 казаков, офицерских денщиков — 25 и столько же офицерских конных вестовых, — всего 165 чел., а также писари полковой канцелярии, обоз 1-го разряда, сотенные двуколки и кухни — около 200 казаков, «которые не участвуют в конных боях, в охранении и разведческой службе, кроме офицерских конных вестовых; последние участвуют в конных боях со своими офицерами…», но «вся тяжесть строевой службы ложилась только на строй. Офицеры полка всеми силами стремились сократить хозяйственный и другие наряды казаков, но жизнь жестоко коверкала их добрые намерения…». Кроме того, в станице Лабинской находились обоз 2-го разряда и различные мастерские (более 100 казаков) — «все они были совершенно изолированы от полка…».
По завершении Кавказской операции в районе Святого Креста был сформирован 2-й конный (вскоре переименованный в Кубанский) корпус, в состав которого вошла и 3- я Кубанская казачья дивизия. В ее составе полк участвовал в Манычской операции, наступлении и боях за Царицын в мае — июне. Летом и осенью корниловцы в рядах Кавказской армии активно дрались с большевиками северо-западнее и севернее Царицына, неся большие потери в личном составе. 18 сентября (1 октября) 1919 г. приказом Кавказской армии за № 411 командующий ею генерал Врангель приказал расформировать существовавшие при 3-й Кубанской казачьей дивизии Отдельный Кубанский конный дивизион и Дивизион есаула Завгороднего, личный состав которых передавался на пополнение Корниловского конного полка (из Отдельного дивизиона — только казаки Баталпашинского отдела). На 5(18) октября в Корниловском конном полку насчитывалось 334 шашки при 21 пулемете.
После отступления к Манычу в начале 1920 г. при отходе от него полк понес значительные потери. В апреле 1920 г. из-за своей малочисленности 3-я Кубанская казачья дивизия была влита во 2-ю Кубанскую дивизию; в нее же вошел и Корниловский полк, которым тогда командовал войсковой старшина В. Безладный.
18 апреля (1 мая) 1920 г. в Адлере на военном совете старших начальников Кубанской армии было принято решение о сдаче ее красным; полки должны были оставить свои штандарты при себе и, по-видимому, корниловские штандарт, флаг и сотенные значки попали в руки красных. С 22 по 24 апреля (5–7 мая) армия перестала существовать…
Как вспоминал полковник Елисеев, «…ирония судьбы: Корниловский конный полк, этот выдающийся боевой полк Кубанского войска, стойкий и сплоченный, который первый обнажил свой меч против красных, зародившись в 1-м Кубанском походе, он, как стоял на позиции (севернее г. Адлера — А. Д.), выставленный еще мною лично после сдачи Сочи 16 апреля (29 апреля — А. Д.), первым же и сложил оружие перед красными, вместе с командиром полка войсковым старшиной Владимиром Безладным и с большинством своих офицеров, оставшихся со своими казаками. Сложив оружие, они двинулись на Сочи…»
Оставшиеся офицеры-корниловцы рассказали Елисееву, что в анкетах, отданных красным, они «написали, что их полк «Кубанский» и просят слово «Корниловский» забыть, чтобы не подвести их. Они уже спороли со своих папах и шаровар корниловский траурный (черный) галун, которым раньше так гордились…»
Приказом нового Главкома ВСЮР генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля за № 3139 от 6(19) мая 1920 г. Корниловский Кубанского казачьего войска полк, входивший в 3-ю Кубанскую казачью дивизию, считался расформированным. Таким же приказом за № 3081 от 28 апреля (11 мая) 1920 г., «ввиду прибытия с Кавказа новых конных частей», формировался Сводный корпус, в который вошла и Кубанская казачья дивизия — из кубанских казачьих частей, находившихся в Крыму, но корниловцев в ней пока не было. Однако к июлю из корниловцев, постепенно собиравшихся в Крыму, был сформирован Корниловский конный дивизион, приказом Главкома за № 3421 от 7(20) июля развернутый в Корниловский конный полк 1-й Кубанской казачьей дивизии, вошедшей в Группу войск особого назначения генерал-лейтенанта С.Г. Улагая, предназначенную для десанта на Кубань. Полк участвовал в августовских боях на Кубани, после чего вместе с другими кубанскими частями вернулся в Крым.
Приказом Главкома ВСЮР за № 3471 от 27 июля (9 августа) «в воздаяние воинской доблести, отменного мужества и беззаветного самоотвержения, проявленных в боях за освобождение Родины от врагов ее» Корниловский казачий полк был награжден серебряными трубами с лентами ордена Святителя Николая Чудотворца. К сожалению, их внешний вид нам неизвестен…
По возвращении 4(17) сентября в Крым дивизия вошла в состав Конного корпуса и активно действовала в Заднепровской операции Русской армии, после чего с боями отошла на Крымский полуостров, где принимала участие в последних боях с большевиками. Корниловским полком (300 шашек, 16 пулеметов) на 27 октября (9 ноября) командовал полковник Макеев.
После эвакуации из Крыма через Феодосию на о. Лемнос уцелевшие корниловцы 29 ноября (12 декабря) 1920 г. вместе с 1-м Линейным Кубанского казачьего войска полком были сведены в один полк — 3-й Кубанский конный, входивший в Кубанский корпус генерал-лейтенанта Фостикова. В 1921 г. полк перевезли в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (будущую Югославию), и его чины трудились в районе Вранье (на границе с Болгарией) на строительстве шоссе.
2007 – 2018
© Веб-студия «Симфософт»

Web Office
© 2011 Роман Тарасов
Мастер оловянных солдатиков - Александр Курунов
Спонсор проекта - Группа компаний "НАПРАВЛЕНИЕ"