Глава вторая. Из прошлого Моонзундских островов

Острова Моонзундского архипелага издавна привлекали внимание мореплавателей. Сохранились достоверные сведения, например, о том, что еще задолго до начала нашей эры острова эти посещали древние римляне в поисках янтаря и ценной пушнины.

С развитием мореплавания и морской торговли Моонзундский архипелаг начал приобретать все большее значение из-за своего выгодного географического положения. Острова архипелага стали промежуточными базами Ганзейского торгового союза. Они лежали на историческом торговом морском пути, связывавшем новгородцев с народами тогдашней северной Европы.

Один путь новгородских кораблей проходил через Моонзунд, Рижский залив, Ирбен и далее на юг, другой — огибал Моонзундские острова с запада. Многочисленные островные бухты использовались новгородцами для укрытия своих судов в случае штормовой погоды.

Надо сказать, что острова Моонзундского архипелага служили с давних времен и убежищем для морских пиратов, которые грабили караваны судов, [14] проходившие в этом районе. Вот почему Великий Новгород держал время от времени на островах архипелага значительные гарнизоны для охраны своего торгового судоходства.

Как только Моонзундский архипелаг стали посещать новгородские мореплаватели, начали зарождаться и крепнуть дружественные связи русского народа с эстами — коренным населением этих островов.

Много раз приходилось новгородцам вместе с эстами бороться с морскими пиратами, оказывая друг другу помощь и организуя объединенные дальние походы против пиратских судов и их баз. Так было, например, в 1188 году. Новгородцы сосредоточили на полуострове Дагерорт более 5 тысяч лодок с десантом, а затем двинулись в поход, чтобы уничтожить гнездо морских разбойников на Балтике — шведский город Сигтуну. Несколько сот эстов — жителей Моонзундских островов — приняли участие в этом победоносном походе.

В начале XIII века на Моонзундских островах высадились датчане. Обложив местное население данью, они ушли с островов, оставив на острове Эзель небольшой гарнизон. Следует отметить, что к этому времени эсты, проживавшие на материке, уже были порабощены Ливонским орденом. Захватив всю территорию современной Эстонии, немецкие псы-рыцари жестоко угнетали местное население.

Вскоре после этого глава рыцарского ордена епископ Альберт III, возглавив отряд из двадцати тысяч рыцарей-меченосцев, переправился зимой по льду Моонзунда и напал на эстов-островитян. Несмотря на стойкое сопротивление эстов, их укрепления были разбиты. Островитяне были порабощены и превращены в вассалов Ливонского ордена. Не желая ссориться с Ливонским орденом, датчане отказались от своих притязаний на острова.

Псы-рыцари грабили островитян, жестоко расправлялись с ними за малейшие попытки оказать сопротивление агрессорам-угнетателям. В 1223 году жители острова Эзель поднялись против своих поработителей. Восстание быстро перебросилось на материк и охватило всю Эстонию. В борьбе против псов-рыцарей посильную помощь эстам оказали новгородцы, которые [15] в этот период сами подвергались частым набегам татарской орды, поработившей Русь.

Закованные в железо и вооруженные до зубов, меченосцы сумели подавить восстание эстов и жестоко расправились с населением островов. Опасаясь новых восстаний и желая утвердить свое положение на островах и во всем районе архипелага, епископ Герман Оснарбрюкский построил в 1341 году на Эзеле крепость Аренсбург. Замок этой крепости стал с той поры постоянной резиденцией епископов Ливонского ордена — правителей островов.

Не в силах терпеть дальше произвол немецких баронов и зверства псов-рыцарей, эсты, жившие на материке, в 1343 году подняли восстание. Меченосцы разгромили безоружных эстов. Но воля народа не была сломлена. Уже через три месяца в бой с угнетателями вступил передовой отряд эстов — жителей Моонзундских островов. Это восстание тщательно готовилось. Восставшие сожгли почти все усадьбы немецких баронов и епископов рыцарского ордена. Долго не удавалось псам-рыцарям подавить это восстание. Не [16] имея флота, рыцари не могли проникнуть на острова иначе, как по льду пролива. Почти два года свободно жили островитяне. На рыбачьих судах охраняли они свои берега от захватчиков. Но врагу все же вновь удалось поработить эстов. Более трех тысяч жителей заплатили жизнью за выступление против ливонцев, против ига немецких баронов.

Крестьянские восстания вспыхивали на островах Моонзундского архипелага неоднократно и в последующие годы. Особенно неспокойно чувствовали себя захватчики на острове Эзель, население которого наиболее сплоченно выступало против иноземного ига. В 1559 году немцы вынуждены были за сравнительно небольшую сумму уступить остров Эзель датскому королю Фридриху. Король назначил правителем острова своего брата епископа Магнуса.

Магнус поддерживал связь с русским царем Иваном Грозным и оказал ему ряд услуг, будучи заинтересован в развитии торговли с Россией. В частности, в бухте крепости Аренсбург — резиденции Магнуса — часто базировались корабли каперского флота Ивана Грозного, которые охраняли русские торговые караваны судов на Балтике от нападения пиратов.

В 1645 году в результате войны Дании со Швецией, окончившейся в пользу последней, острова Моонзундского архипелага попали под власть Швеции. Шведское правление пагубно отразилось на жизни островного населения. Огромными налогами шведы окончательно разорили островитян, превратив их в нищих, и восстановили против себя все население архипелага.

Когда во времена Петра I Россия начала борьбу со шведами за выход к берегам Финского залива и Балтийского моря, задавленные многовековым гнетом эсты встречали русские войска, как своих освободителей. Они активно помогали русским в военных действиях против шведов.

При первом появлении, например, отряда русских войск у крепости Аренсбург, она сдалась русским без единого выстрела.

Петр I придавал большое значение Моонзундскому архипелагу. Во второй половине июля 1715 года он посетил Гапсаль, где познакомился с расположением [18] Моонзундских островов с чисто военной точки зрения и принял ряд мер для организации в этом районе службы наблюдения и связи. В частности, именно тогда по приказанию Петра был оборудован сигнальный пост на полуострове Даггерорт (остров Даго).

В 1719 году на Балтийском море, вблизи острова Эзель, корабли только что созданного Петром I молодого русского регулярного военно-морского флота под командованием капитана 2 ранга Наума Сенявина одержали блестящую победу над отрядом шведских кораблей. Эту победу Петр охарактеризовал как «добрый почин флота Российского». Русские моряки захватили в бою в качестве призов 52-пушечный линейный корабль, 34-пушечный фрегат и 12-пушечную бригантину, взяли в плен 11 офицеров и 376 матросов. Кроме того, шведы потеряли много убитых и раненых; потери русских составили всего несколько человек.

После смерти Петра I в районе архипелага в XVIII столетии не происходило каких-либо знаменательных событий. Русский военно-морской флот, занимаясь боевой подготовкой в Моонзунде и Рижском заливе, уходил на якорные стоянки в различные бухты островов. Иногда весь русский флот базировался в бухте Тагалахт или имел якорную стоянку на водных плесах архипелага.

В 1779 году на острове Эзель, неподалеку от селения Кильконд, родился знаменитый русский мореплаватель, первооткрыватель Антарктиды адмирал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен.

В 1808 году во время войны России со Швецией шведы воспользовались отсутствием в Балтике русского флота, действовавшего тогда в Средиземном море, и послали свой флот в Финский залив. Для стоянки своих кораблей и их ремонта шведы заходили в бухты острова Даго, используя его в качестве своей временной базы. На рейде возле острова Вормс нередко находился весь шведский флот.

В годы Крымской войны (1853–1856 гг.) англо-французские интервенты высаживали вблизи Аренсбурга десант. Они также использовали многие бухты островов архипелага для укрытой стоянки кораблей, совершавших походы в Финский залив. На островах [19] Моонзундского архипелага союзники устраивали свои интендантские склады и ремонтные мастерские, в бухте Тагалахт расположили военный госпиталь.

Когда в конце прошлого столетия возник вопрос о выборе места для строительства русской военно-морской базы на Балтийском море, некоторые руководители морского ведомства высказывались за использование для этой цели района островов Моонзундского архипелага. И в начале этого столетия в Морском министерстве России также прекрасно понимали стратегическое значение архипелага, но, исходя из идеи, что враг с началом войны будет прорываться к Петербургу, сознательно до предела сократили операционную зону своего флота и сосредоточили все его силы для боя на центральной позиции в Финском заливе. Именно этому решению соответствовал план войны, составленный в 1912 году. Позднее, когда намерения врага полностью определились, Моонзунд и флангово-шхерная позиция вновь были заняты русскими силами.

Знаменательно то, что, как увидим дальше, значение Моонзундского архипелага германский генеральный штаб недооценивал. Не заняв в начале первой мировой войны этот район, немцы впоследствии, когда [20] фланги сухопутных армий вышли на побережье Рижского залива, затратили на захват его огромные силы. Таковы некоторые факты из прошлого Моонзундского архипелага. Рассмотрев их, можно перейти к более подробному изложению истории борьбы русских моряков за Моонзундский архипелаг в годы первой мировой войны. [21]
2007 – 2018
© Веб-студия «Симфософт»

Web Office
© 2011 Роман Тарасов
Мастер оловянных солдатиков - Александр Курунов
Спонсор проекта - Группа компаний "НАПРАВЛЕНИЕ"